На главную






(499) 369-37-87
(495) 365-06-30
Хозяйка "Бастиона"

Хотелось бы написать, что эту женщину боятся бандиты. Она на это обижается: "Почему журналистов интересуют только разборки со стрельбой?
Это же всего один процент моей работы!" 34-летняя Елена Андреева- доктор наук, специалист по технологии конструирования одежды (лекции по специальности читает в институте до сих пор - для самоуважения). 90 процентов ее жизни посвящены другому - она глава охранного холдинга (в него входят пять охранных фирм, самой крупной из них - "Бастионом" - Елена владеет безраздельно). В ее подчинении находятся 1200 отличников боевой и политической подготовки из бывшего КГБ, ФСБ, МВД, МО и прочих грозных структур. Считает себя хорошим организатором - во всяком случае, все, за что она пока бралась, получается хорошо.

- Что вы вкладываете в понятие "хороший организатор"?
- Последовательность постановки задач, доведение их до конца и ответственность за принятое решение и за тех людей, которые вокруг тебя работают.
- Идеально звучит. Если это все так просто, как вы говорите, почему это не удается остальным?
- Мое отличие в том, что мне не зазорно делать любой труд. Когда я работала в легкой промышленности, то сама ездила на производство, выбирала пряжу, оттенки, сама грузила машины, если грузчиков не было... потому и получалось все так, как я хотела. Когда бухгалтер меня как-то подвел, мне пришлось изучать все, чтобы самой сдать баланс и в другой раз не подставляться. Когда ты просчитываешь каждый маленький узелок и доверяешь только тем людям, которых знаешь, в работе будет толк. Я предпочитаю, чтобы мне платили деньги с радостью, зная, что я этого заслуживаю. Тогда люди будут хотеть с тобой работать.
- А вы сами платите деньги с радостью?
- Я с легкостью плачу - у нас достаточно высокие зарплаты в фирме. На себя тратить не люблю. Я долгое время вкладывала все свои средства только в развитие производства. Но в какой-то момент мне партнеры по бизнесу стали говорить: "Неудобно на твою машину смотреть в ряду других". Раньше я ездила на "девятке" и вполне могла очутиться в свитере на неожиданной деловой встрече. Мне казалось, что люди должны принимать результаты труда и того, что ты собой представляешь, а не как выглядишь. За последние два года я пришла к мысли, что то, что раньше говорили: встречают по одежке, - во многом оправданно, это русская ментальность, и не обращать на это внимания нельзя. Когда, допустим, после "девятки" купила шестисотый "Мерседес", сразу начали принимать как свою. И не надо долго рассказывать о себе и перечислять знакомых, которые могли бы представить рекомендации.
- Круг людей, которые владеют шестисотыми "Мерседесами", во всяком случае у нас в стране, достаточно определенный. Это тот круг, к которому вы стремились, в котором вам хочется быть своей?
- Нет. Я неправильно выразилась. "Свой" - как человек социально успешный, который, скорее всего, может выполнить поставленную перед ним задачу. Я считаю, адвокат должен выглядеть максимально благополучным - его заработок складывается из того, что он спас большое число клиентов. И если он смог себе что-то заработать, значит, он работает хорошо. Так и у нас.
- Какими качествами должен обладать человек вашей профессии?
- Одна из основных черт - умение держать язык за зубами. Может быть, мне для рекламы хотелось кому-то и рассказать - вы знаете, как я классно сработала, когда такая-то крупная компания или такой-то известный человек попал в грязную лужу и как он там метался маленький, беззащитный, растерянный, не зная, как выйти... Но на самом деле ты на этом не получишь ни одного очка. Как врачи должны давать клятву Гиппократа, так и те, кто занимается безопасностью, должны быть просто как священники. Если уж ты взял на себя решение чьих-то проблем, ты должен обеспечить и моральную безопасность, защиту информации. Заказы чаще всего приходят от людей, которые тебе безоговорочно доверяют. И это очень важно: человеку свойственно себя оправдывать - каким бы ни был плохим, чего бы ни понатворил. Клиент может просто говорить: я прекрасный, незаслуженно раненный. Так чаще всего не бывает. Но чтобы вывести человека из кризиса, нужно представлять совершенно конкретно, кто в чем не прав и как эту ситуацию можно двигать к логическому завершению. Его туда надо подталкивать и убеждать, и объяснять.
- А каков диапазон ваших полномочий? Предположим, защищая жизнь, имущество клиента, имеете ли вы право стрелять, убивать?
- Естественно, мы имеем право применять оружие и делали это неоднократно. Наши охранники защищают и ночные клубы, и крупные банки, и фирмы. Но там речь идет в основном о защите от небольшой внешней случайной опасности. То есть в банке или обменном пункте это может быть просто вооруженный разбой или хулиганство в ночном клубе. Основные-то проблемы, связанные с безопасностью, - это предотвращение серьезных ситуаций. Например, заказного убийства. Оно не связано с непосредственным количеством охранников, их может быть очень много, а все равно все будет просчитано, и рванет в нужном месте, в нужное время. Предотвращение подобных дел - именно то, чем преимущественно занимаюсь лично я.
Следующий большой пласт - это когда люди легкомысленно относятся к определенным экономическим и финансовым схемам. Не секрет, что многие уклоняются от налогов - каждый ловчит как умеет. Но есть и те, кто просто, забыв о всякой осторожности, пытается участвовать в сверхрискованных экономических делах - и если ты сегодня не попался, это совсем не значит, что ты не попадешься завтра. И безусловно, очень важно отслеживать возможные экономические риски финансовых схем. А если произошло столкновение с правоохранительными органами, помочь выходить из него по нормальному пути, чтобы сохранить фирму, сохранить людей и в то же время не мешать следствию.
- Вам удается убедить ваших клиентов "жить по закону?"
- Чаще всего это происходит, но посте. Например, идет какая-то большая проверка. При проверке у нас сразу накладывают арест на все имущество, изымаются все документы. При этом руководство фирмы почему-то считает наиболее целесообразным для себя уехать в Америку, в Израиль, в европейские страны и отсиживаться там. А персоналу становится просто страшно, и люди ищут себе работу в других компаниях. Фирма разваливается.
- Ваши действия в этой ситуации.
- Приходится выступать представителем фирмы и работать со следствием. Подгонять свидетелей, убеждать, что их никто не собирается арестовывать. Если фирма должна заплатить штраф - значит, должна. Если там есть какой-то преступник, который фирму подставил, - значит, он должен сидеть. Но если все люди поразбежались, естественно, у правоохранительных органов создается впечатление, что это все преступники, к которым надо принимать максимально жесткие санкции.
- Как они к вам относятся: как к коллеге, помощнице или все-таки (опять же мы знаем по детективным романам) частные детективы вступают в противоречие с полицией?
- Нет, я надеюсь, что меня считают коллегой. И одно из доказательств этому - меня включили в координационный совет по контролю за негосударственными охранными и сыскными структурами. Я всегда стараюсь максимально оказать помощь следствию, в то же время не закопав своего драгоценного клиента, потому что чем больше он разбегается в разные стороны, тем глубже падает.
- Я знаю, что в адвокатской практике существует проблема, когда адвокат точно знает, что его клиент преступник, и крайне не симпатизирует ему и в то же время вынужден его защищать. У вас бывают такие ситуации и как вы выходите из них?
- Я в этом отношении более свободна. Я просто не занимаюсь неправомерными делами. Иногда клиенты переходят в своих эмоциях все грани дозволенного, но безусловно, что насильственные методы воздействия не обсуждаются. И никогда я не буду консультировать по вопросам эффективности мошеннической схемы. Мне не нужны лишние деньги, и я не буду рисковать своей стабильной карьерой из-за нескольких долларов. Но, с другой стороны, я не считаю зазорным для себя консультировать по ряду вопросов и криминальные структуры, потому что иногда бывает, что и они попадают в неправовую ситуацию. Одна из проблем - это незаконные "наезды" со стороны правоохранительных органов. Например, незаконное задержание, вымогательство денег.
- Вы находитесь в центре достаточно жестких столкновений, живете одна с сыном, и вам есть за кого отвечать. Вы сами на себе не испытывали давления?
Испытывала и поэтому достаточно спокойно себя чувствую сейчас, Очень трудно сказать, как человек себя поведет в экстремальной или неожиданной ситуации, если он через нее не прошел. Когда это случилось в первый раз, я думала: боже мой, это куда ты влезла, это не твое дело, зачем ты сюда пришла. И для себя решила - если уж я сделала такую ошибку, что влезла в этот мир, стала играть по его правилам, то я должна либо выиграть, либо расплатиться за нее.
- Но рисковать близкими, подтаскивать их к своим собственным ошибкам - есть ли на это у человека право?
- Страшно, конечно. Но, как показывает практика, сила и уверенность в том, что человек может пойти до конца, - это всегда чувствуется. Я знаю, что в экстремальных ситуациях у меня на удивление обостряется ум, и я быстро вырабатываю интересные варианты решения, которые становятся выгодными для всех.
- Какое дело для вас было самым тяжелым?
- Самым тяжелым было мое первое столкновение, когда я попала между двумя криминальными группировками и была совершенно к этому не готова. Я понадеялась на своих офицеров, которые должны были все просчитать, и была уверена, что там все чисто, законно. Я не сразу поняла, что это бандиты, они выглядели бизнесменами. Мне они казались такими красивыми, в красивых галстуках, молодые, элегантные, на красивых автомобилях. И неожиданно (когда ситуация стала для них невыгодной) люди повернулись совершенно другой, жесткой и отвратительной стороной. Начали диктовать условия: "Вы будете делать так-то, говорить то-то, вот вам сказали и идите выполняйте" - это для меня был шок. Но я просто уперлась, как ослик, всеми четырьмя копытцами и сказала: нет, нет, нет - мы будем идти так, как положено. И эти люди, "отпрессовав" на полную катушку, поняли, что если человек плачет, но упирается, то так будет и дальше. И на удивление часто мужчины оказываются более беззащитными в экстремальных ситуациях, более растерянными.
- Может быть, просто из-за своей несгибаемости, из-за упертости своей?
- Если в переговорах, то однозначно - только из-за мужского упрямства. Я считаю, что во многом выигрываю исключительно из-за чисто женской способности к компромиссу. А мужчины кричат, чаще всего их позиция такая - должно быть так, как хочу я. Но в жизни так не бывает, а если бывает - за это может быть заплачена такая дорогая цена, что ему это уже потом будет не надо.
- За что вам приходится увольнять людей?
- У нас очень жесткий прием на работу и суровые требования. Чтение книг на посту, банка пива, разглашение информации, просто перемывание костей, сплетни - все это исключено.
- А стоит самой-то трудиться, лезть во все конфликты?
- Я семь лет работаю с безопасностью и уже просто вижу на 25 шагов вперед, что дальше будет. Интуиция настолько отработана, что мне уже просто страшно кому-то передоверить чью-то жизнь или судьбу. Я, как дикий зверь, хватаюсь практически за любую работу, и мне страшно упустить ситуацию, чуть-чуть недоработать, чтобы кто-то из-за нас мог пострадать.
Если бы я почувствовала, что я не справляюсь, то я быстро убежала бы и никогда не стала бы строить иллюзий, что могу кого-то от чего-то заслонить.
- Что вас могло бы остановить на вашем пути, заставить переменить образ жизни, работы, вообще изменить себя?
- В профессиональной деятельности я боюсь иметь большие амбиции, не хотела бы себе взять задачи, с которыми не справлюсь. Я хотела бы вовремя почувствовать свой потолок. Но пока я этого не чувствую. Только иногда просто не хочется жить - оттого, что слишком много берешь на себя, а это не ценят.
- Как вы выходите из этого состояния?
- В качестве одного из выходов я разошлась с мужем, после этого мне стало легче. Он сильно на меня давил - никогда не хвалил, не помогал, когда мне трудно, а наоборот, говорил: "Ага, а может быть еще хуже". И теперь я стараюсь дистанцироваться от раздражающих факторов.
- Среди ваших друзей кого больше - мужчин или женщин?
- У меня вообще, к сожалению, нет подруг. Мне бы очень хотелось, чтобы они были, но почему-то не складывается. Либо сразу идут в ход деловые вопросы - как, где устроиться или порекомендовать кого-то, урвать лишний кусочек масла в этом бизнесе. У меня большой круг знакомых мужчин, причем качественных - просто по характеру деятельности, и я стараюсь общаться с ними очень консервативно. А нормальная, раскрепощенная женщина, попадая в качестве моей подруги в такое общество, ведет себя как охотник на сафари. Часто меня дико компрометируют.
- У вас не появлялось желания снова выйти замуж?
- Конечно, об этом должна любая женщина мечтать. Я считаю, что все люди созданы для того, чтобы жить парами. Я человек моногамный по натуре и не верю в то, что большое количество романов может привести к внутреннему удовлетворению и удовольствию. Есть такая розовая мечта - человек, на которого можно положиться, идти с ним рядом по жизни, зная, что он тебя не предаст. И что ты будешь для него интересна во многих качествах. Я достаточно независима хотя бы по жилищным и материальным условиям - мне не нужно ждать от мужчины пропитания, и хотя бы это не толкает меня на вторую ошибку.
- Вы сами себя поставили в такую сложную ситуацию, добившись некоего превосходства над мужчинами и умея самостоятельно решать проблемы, перед которыми они пасуют, и тем не менее ждете умеющего заботиться о вас мужчину. В этом есть противоречие - где-нибудь в Голландии, где феминизм одержал окончательную победу, вас бы просто побили за такие желания.
- Во-первых, я не считаю, что мужчины пасуют, потому что люди, защищающие свой бизнес, чаще всего являются профессионалами в своей области. И безусловно, они там меня намного превосходят. И это совершенно не значит, что каждый человек должен шить одежду, готовить еду и добывать себе шкуры. Общество сложено так, что каждый должен заниматься своим делом, и если он считает необходимым, чтобы о его безопасности заботились профессионалы, то, я думаю, он делает правильно, не беря на себя то, в чем не разбирается. Он просто покупает услуги, которые ему нужны, точно так же, как он приглашает на работу главного бухгалтера и не считает нужным сидеть и готовить балансы. Порядочность и надежность - это внутренние качества человека. Это ответственность за свои слова, поступки, за то, что человек делает. А заботу я получаю большей частью от своего ребенка. Он, видя, в каком настроении я иногда прихожу домой, говорит: "Ты ругай меня, ругай, я тебе разрешаю, потому что я вижу, ты очень расстроена, ну поругай меня, тебе же больше некого поругать, поругай, я тебе разрешаю". Такой маленький заботливый мужчина. Почему-то считается, что в обществе, в профессиональных отношениях, не нужно говорить: "Как вы хорошо работаете, как приятно было с вами столкнуться в каких-то проблемах". Считается: тебе по счету перечислили, и все. Но по-человечески, - за то, что я вовремя приехала, за то, что я до конца каждую мелочь учитываю, за то, что с душой ко всему отношусь, - можно же мне сказать: "Какой же ты хороший зайчик!"

Елена ВЕСЕЛАЯ

   Назад к списку
тел: (495) 369 1793
адрес: ул. Ткацкая, д. 46а
e-mail: info@bastion.su
Copyright 2010
разработка сайта: markout